ЛУЧШАЯ ПОЛОВИНА ЖИЗНИ – ВРЕМЯ, КОГДА ВСЁ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

Руководитель инфарктного отделения Елизаветинской больницы Лев Сорокин принял участие в социальном проекте «Лучшая половина жизни» информационно-аналитического агентства «Росбалт». Проект призван скорректировать отношение к старости у активных российских граждан, научить пожилых людей грамотно использовать освободившееся на пенсии время, а также показать и доказать, что здоровая жизнь – это самое действенное из существующих и когда-либо существовавших лекарств.С разрешения редакции публикуем выдержки из проведенного интервью.

-Согласно статистике, 58% всех смертей в Петербурге происходит из-за сердечно-сосудистых заболеваний. Это как-то связано с особенностями города или же в целом ситуация типична для России?

Ситуация типична не только для России, но и для всего мира, где сердечно-сосудистые заболевания являются основной причиной смертности. Для России, в силу ряда причин, это особенно актуально. Что касается Петербурга, то в 2015 году можно отметить незначительный рост смертности от этих заболеваний на фоне увеличения пациентов с вновь выявленной «сердечной» патологией. Петербург –большой европейский город с плохой экологией, напряженным ритмом жизни, плохим «депрессивным» климатом… У Александра Куприна есть рассказ: «Черный туман» со сноской: «Петербургский случай». Герой рассказа молодой, цветущий парень Борис приехал из Малороссии завоевывать наш город, но город погубил его. Умер Борис, правда, от чахотки. Особенностью нашего города является и большой процент пожилых людей. Некоторый прирост смертности можно объяснить и тем, что горожане послевоенного поколения (бум рождаемости) достигли опасного, с точки зрения кардиологии, возраста. Петербуржцев, правда, должно утешать то, что второго такого города нет в мире. И Мойка, и Фонтанка сами по себе обладают лечебным эффектом, я в этом абсолютно убежден.

-Вот вы говорите о климатической депрессии. А белые ночи как-то влияют на сердечно-сосудистую систему?

Спать, конечно, лучше в темноте. Но при упоминании белых ночей у любого Петербуржца всплывает столько счастливых воспоминаний и ассоциаций, что это не должно нанести вред здоровью. А вот работать в белую или любую другую ночь, не стоит – это наносит серьезный вред здоровью вообще и сердцу в частности. Знаю это не только по научным публикациям, но и по собственному многолетнему опыту ночных дежурств в Елизаветинской больнице.

-Что изменилось за последние годы в плане профилактики и лечения заболеваний сердца?

В профилактике мало что изменилось, к сожалению… Факторы риска заболеваний сердечно-сосудистой системы давно известны и изучены. Если говорить о первичной профилактике (профилактике ещё здоровых людей), то это проблема семьи и школы, института, места работы и армии, то есть, отдельного индивида – с одной стороны и государства – с другой. Не секрет, что мы имеем малообразованное в вопросах профилактики население и малоозабоченное этой проблемой государство.

А вот в сфере лечения ситуация радикально изменилась в 2011 году, когда открылись так называемые сосудистые центры. Думаю, что основная заслуга принадлежит нынешнему министру здравоохранения. Спорным, с моей точки зрения, является объединение экстренной кардиологической и неврологической служб этих центров под единым руководством. По существующему сегодня порядку, больные с острым инфарктом миокарда или предынфарктным состоянием должны быть госпитализированы бригадами скорой помощи только в такие центры. Главное их отличие состоит в наличии службы рентген-эндоваскулярной хирургии. Благодаря центрам появилась возможность активно вмешиваться в процесс лечения, восстанавливать кровоток в закрытом тромбом сосуде, питающим сердце и, тем самым, ограничивать зону инфаркта, или предотвращать его развитие.

Другое дело, что пациент должен попасть в центр в первые часы заболевания. Это значит, что вызывать скорую помощь необходимо при первых симптомах. Для этого население должно быть минимально образовано в медицинском плане. Кроме просветительских занятий в школах, на производстве, в учебных коллективах, в обществе должен формироваться «приоритет здорового человека». Работодатель должен выделять не тех работников, которые трудятся простуженными или на фоне высокого артериального давления, а тех, кто не курит, не имеет избыточного веса, занимается физкультурой, имеет нормальные показатели давления и так далее… К сожалению, успешное оказание помощи в специализированном сосудистом центре не излечивает заболевание, которое называется «ишемическая болезнь сердца» и всю последующую жизнь больному самому необходимо заниматься «вторичной профилактикой». Я написал по этому поводу несколько книжек для пациентов, адресую вас к ним.

-А есть ли вообще жизнь после инфаркта?

А как же! Только жизнь эта уже другая. Пациент должен, прежде всего, изменить предшествующий образ жизни и переосмыслить отношение к многим вещам. И главная его задача – не получить повторный инфаркт. В своей книжке я привожу статью из одного испанского журнала: «Как довести себя до инфаркта». Очень похоже на «Вредные советы» Григория Остера:

  1. Поддерживайте себя в состоянии враждебности ко всему и ко всем.
  2. В мире нет ничего важнее, чем Ваша работа.
  3. Вас не интересует ни музыка, ни живопись, только работа.
  4. У Вас никогда нет свободного времени, только Ваша работа.
  5. Вы главный, Вы единственный, Вы ни в ком не нуждаетесь.
  6. В жизни нет места юмору. Все серьезно и все ужасно плохо…

-Тем не менее, лекарства после инфаркта нужно принимать на протяжении всей жизни?

Это, к сожалению, необходимое условие. Современная медицина, вообще, и кардиология, в частности, стали относительно точными науками с большой доказательной базой. После инфаркта придется постоянно принимать достаточно много лекарств. Особенно скрупулезно следует придерживаться врачебных назначений в течение первого года. Как правило, кровоток в поврежденной артерии сердца восстановлен путем внедрения специальной «трубочки» – стента. Стент является чужеродной конструкцией для организма и риск его закрытия в течение первого года, чрезвычайно высок.

Могу привести недавний пример из практики: поступает пациент с предынфарктным состоянием, в течение часа ему проводят в специальной рентгеноперационной исследование сосудов сердца, обнаруживают существенное сужение крупной артерии, выполняют успешное стентирование, восстанавливают кровоток, возвращают в реанимацию. Самочувствие у пациента отличное, врачи тоже довольны, так как удалось вовремя предотвратить развитие инфаркта сердца. Но… далее, несмотря на все беседы, больной пишет заявление о выписке, поскольку завтра ему нужно выходить на работу. Повторно он поступает через неделю с уже обширным инфарктом сердца. При исследовании выяснилось, что стент полностью закрыт свежим тромбом…

-Вы затронули тему влияния работы на здоровье человека. Какие с этим проблемы в России?

Нормальная творческая работа помогает реабилитационным процессам. Любой человек должен делать то, что он умеет и получать от этого не только удовольствие, но и адекватную заработную плату. Надеюсь, дальше все понятно? Если вы меня спросите: «А в медицине созданы такие условия работы?». Я вынужден ответить: «Нет». Кроме проблемы государства и работодателя, существует и проблема работника, который не очень дорожит своим здоровьем.

-А как быть с работой в пенсионном возрасте — вредит это здоровью или же нет?

Могу только повторить, что «нормальная» работа не вредит здоровью компенсированного пациента. Впрочем, это не тема для обсуждения в нашем государстве, где невозможно прожить на честно заработанную пенсию.

-Кто находится в группе риска по заболеваниям сердечно- сосудистой системы?

У профессора гистологии нашего института была любимая фраза: «Досужие ученые посчитали…». Так вот, досужие ученые уже насчитали несколько сотен так называемых факторов риска болезней сердца. Размышления о них отравят жизнь любому оптимисту.В группе риска, прежде всего, находятся мужчины средних лет, которые курят, имеют избыточный вес, плохую наследственность, высокий уровень холестерина крови и мочевой кислоты, страдающие сахарным диабетом, гипертонической болезнью, занимающие ответственную должность и сохранившие при этом элементы совести. Но часто болеют и пациенты, занимающиеся тяжелым, не квалифицированным трудом, как правило, курящие. Можно спорить об удельном весе различных факторов риска, но, на мой взгляд, курение, является определяющим. Например, большинство женщин, которые, в принципе, редко болеют инфарктом до 50 лет, курящие. Государство, наконец, озаботилось этой проблемой, изданы правильные законы, но вот только соблюдать их – заведомо невозможно! Вы можете заниматься пропагандой, защищать некурящих пациентов от пассивного курения, но заставить заядлого курильщика бросить курить вы не можете, это его выбор. Поэтому обеспечьте ему место для курения, защищающего от пассивного курения остальных, и безопасное в противопожарном плане!

-Через какое время после перенесенного инфаркта можно заниматься физическими упражнениями?

Физическая реабилитация начинается с реанимационного отделения под наблюдением персонала и методиста по лечебной физкультуре (существующие министерские приказы, кстати, не позволяют иметь необходимое количество таких специалистов). И во всей дальнейшей жизни пациента должна присутствовать лечебная физкультура, равно как и психологическое сопровождение (в реальной жизни оба этих аспекта, увы, практически отсутствуют).

Существует еще один, чрезвычайно важный, но часто стыдливо умалчиваемый аспект – возвращение к половой жизни. Здесь нужны психологи, психотерапевты, реже, сексологи. К большому сожалению, в реальности, помощь этих специалистов малодоступна. Пациент и его партнер должны понимать, что это нормальный процесс реабилитации, что никаких проблем перенесенный неосложненный инфаркт не создает.

-А вот среди людей здоровых в последнее время набирают популярность кардиотренировки…

Очень хорошо! А ещё лучше – пыльным залам предпочесть лес, озеро, горы… И везде следовать простому правилу: «лучше недотренироваться, чем перетренироваться». Для этого нужно иметь минимальные знания по спортивной медицине и слушать свой организм.

-Каждый человек сам не в состоянии скоординировать, какая нагрузка ему нужна?

В состоянии, при соблюдении условий, о которых я ранее говорил. При сомнениях, следует обращаться к врачам, которые занимаются лечебной физкультурой и реабилитацией.

-А для здоровья достаточно сколько?

Это достаточно индивидуально, но ежедневное (или через день) получасовое выполнение умеренных аэробных физических нагрузок на свежем воздухе, благоприятно влияет на сердечно-сосудистую систему, в отличии от ежедневных многочасовых профессиональных занятий спортом. Я, например, без этого не представляю свое существование. 40 лет работы в неотложной кардиологии, мягко говоря, не полезны для собственного сердца.

-Но сами продолжаете заниматься спортом?

Конечно, но это не спорт, а физкультура.

-Чтобы стресс снять?

Человеческий вид несильно изменился с древних времен. В случае опасности организм начинает готовиться к борьбе или бегству – учащается пульс, повышается давление, в крови «кипит» адреналин. Бежать, как правило, не приходится, драться с начальством или родственниками пациентов, как Вы понимаете, нельзя….Вот я и закрываюсь на 20-30 минут в своем кабинете, где, как Вы видите, представлен большой набор гантелей и гирь. И делаю я это ежедневно.

-Давайте поговорим немного о правильном питании. Всемирная организация здравоохранения внесла продукты из мяса в список канцерогенов — признала, что их употребление повышает риск развития нескольких видов рака. Как врач-кардиолог вы бы советовали воздержаться от употребления мяса?

Глубоко убежден, что строгих диет не должно быть, но мясу нужно предпочитать рыбу. Рацион должен содержать большое количество овощей и фруктов и малое количество животных жиров. В здоровом доме не должно быть чипсов, сладких газированных напитков, сосисок, сарделек, колбас.

-Споры насчет пользы алкоголя для сердца тоже не утихают. Каков ваш вердикт — можно ли использовать вино для профилактики сердечно- сосудистых заболеваний?

Сложно себе представить «средиземноморский» или «грузинский» обед без бокала вина, или обед морозной зимой в Сибири без рюмки водки, но именно жители этих регионов отличаются крепким здоровьем. Также известно, что меньше других живут алкоголики и люди, абсолютно не употребляющие алкоголь.

-Так все же это не фальсификация, что немного красного вина — это хорошо?

«Немного красного вина, немного солнечного мая…» Осип Мандельштам, вероятно, был прав. Кардиологи считают, что бокал красного вина за обедом – это хорошо. Но все можно довести до абсурда. Встречались мне пациенты, которые ненавидели красное вино, но пили его как лекарство. Так не пойдет. Как пелось в старой студенческой песне: «Вино на радость нам дано…»

Оперативное получение комментариев, сбор экспертных мнений, организация мероприятий для прессы, фото- и видеосъемок в Елизаветинской больнице, участие в специальных проектах и партнерских программах с экспертами отрасли>>>