Кому выгодна дискредитация Елизаветинской больницы?

В мае прошлого (2010 года) средства массовой информации объявили о новом деле санитаров (информация на сайте Фонтанка.ru от 20.05.2010, газета «Комсомольская правда» от 22.05.2010 и другие). Согласно сообщениям в СМИ, «санитар и фельдшер Елизаветинской больницы были изобличены в том, что, в результате внезапно возникшего конфликта с доставленным больным, они избили его руками и ногами, что могло стать причиной смерти последнего».

 Они задержаны в порядке 91 статьи УПК РФ. Возбуждено уголовное дело.

Главным врачом Елизаветинской больницы незамедлительно было направлено письмо в адрес Прокурора Санкт-Петербурга Зайцева С.П. №01-4/2124 от 21.05.2010 (приводится полностью):

«Уважаемый Сергей Петрович!

            Администрация СПб ГУЗ «Городская больница Святой преподобномученицы Елизаветы» (Елизаветинской больницы) крайне обеспокоена вопросами объективности и законности проведения следственных мероприятий по делу Копытина (доставлен в больницу скорой помощью 13.02.2009), которое находится в производстве старшего следователя Следственного отдела по Выборгскому району СУСК при прокуратуре РФ по СПб Белизеевой Е.Ю.

            В администрацию больницы 20.05.2010 от врача приемного отделения Ковалевой Л.П. поступила служебная записка, в которой она сообщает, что «30.04.2010 в 10.00 при выходе с работы ее остановили два сотрудника 58 о/милиции, не представляясь, в грубой форме предложили поговорить. На отказ от разговора преградили путь, настаивая на беседе. Угрозами оказывали психологическое давление при свидетелях (сотрудники БИЭ)». Далее 14.05.2010 на Ковалеву Л.П. осуществлялось давление в период болезни (копия служебной записки прилагается).

Более года назад (13 февраля 2009 года) в ГУЗ «Городская больница Святой преподобномученицы Елизаветы» поступил пациент Копытин, доставленный бригадой скорой помощи (СП-16, № 3040). Из сопроводительного листа скорой помощи известно, что вызов принят в 19.08, пациент был найден на ул. Композиторов, 20 корп.1 у второй парадной позади мусорных баков. По документам в Елизаветинскую больницу пациент поступил в 20.14. с диагнозом скорой помощи ушибленная рана лба, запах алкоголя. Через одну минуту после поступления был осмотрен дежурным врачом блока экзогенной интоксикации приемного отделения Ковалевой Л.П. При осмотре установлено, что на вопросы пациент не отвечает, на осмотр врача не реагирует, пациент находится в крайне тяжелом состоянии, уровень сознания сопор-кома, пульс 64 в минуту, артериальное давление 70/40 мм. рт. ст., частота дыханий 10 в минуту, периодическое, дыхание ослаблено слева, на пальпацию живота не реагирует, печень увеличена на 2 см. Имелись ссадины лица, других наружных повреждений не было. Клинико-диагностическое обследование провести в полном объеме не представлялось возможным, так как пациент находился в терминальном (предагональном) состоянии.

Выполнено обследование: клинический анализ крови, кровь на этанол.

Установлен диагноз: терминальное состояние, острая алкогольная интоксикация, ссадина лобной области.

В 20.20 наступила остановка сердечной деятельности, были начаты и проведены в полном объеме реанимационные мероприятия, которые были безрезультатны и в 20.53 (через 39 минут с момента поступления в стационар) констатирована биологическая смерть пациента.

По факту смерти Копытина Выборгской прокуратурой Санкт-Петербурга возбуждено уголовное дело. Были опрошены все сотрудники стационара, принимавшие участие в лечении и обследовании Копытина, получены объяснительные. Была произведена выемка всех документов.

По результатам судебно-медицинского вскрытия установлен диагноз основной: сочетанная тупая травма головы, туловища и конечностей. Тупая травма головы: ушибленная рана лобной области слева, кровоизлияние в коже лобной области и мягких тканей лица, закрытый оскольчатый перелом костей носа. Тупая травма груди и живота: кровоизлияние в мышечных массах груди слева, кровоизлияние в передней брюшной стенке, закрытые переломы 7-10 ребер слева без повреждения легочной плевры, множественные разрывы брыжейки тонкой кишки, массивные кровоизлияния в брыжейке тонкой кишки.

Осложнения: аспирация крови в дыхательные пути, гемоперитонеум (2500 мл.). Малокровие внутренних органов. Фоновая: острое отравления этиловым алкоголем: высокая концентрация этилового алкоголя в крови (3,45 промилле), клинически диагностированное тяжелое отравление алкоголем. Жировая дистрофия печени. Хронический алкогольный панкреатит. Сопутствующий: выраженный общий атеросклероз. Гипертрофия миокарда.

            Администрация больницы с пониманием относится к следственным мероприятиям и готова оказать всяческую поддержку следствию. Если сотрудники больницы действительно виновны, они должны быть наказаны.

В данном случае все абсолютно не понятно, с февраля 2009 года в течение нескольких месяцев активно проводились следственные мероприятия, допросы, выемки документов, опросы свидетелей, пациентов, пациентов, лечившихся в Блоке экзогенной интоксикации приемного отделения. Затем — тишина почти год. И вдруг взрыв активности в мае 2010 года с информационной шумихой в средствах массовой информации (Фонтанка.ру 20.05.2010, время появления информации на сайте 12.11 под названием «В Петербурге обнаружилось новое «дело санитаров»). Все это накладывает отпечаток заказного характера или компании вслед за делом НИИ скорой помощи им. Джанелидзе.

            Я лично 17.05.2010 в 12.00 был допрошен Белизеевой Е.Ю. в качестве свидетеля в течение 2,5 часов, все было корректно, никаких претензий. Мне было предложено переговорить с начальником следственного отдела Филипцевым Дмитрием Александровичем и его заместителем (женщиной, прошу прощения, она не представилась).

            Мне было сказано, что 1,5 года к нам присматривались, наблюдали, теперь уверены в виновности сотрудников больницы. Я поинтересовался, что они признались в своей вине? На что было сказано, что разве кто-нибудь сам признается. Есть косвенные данные. Я спросил, как по косвенным данным можно узнать, что именно они избили (убили) Копытина 13.02.2009, на что мне было сказано, что у Вас в больнице это система. Я пытался объясниться: жалобы на избиения не поступали, в больнице есть «Горячая линия», прием, учет письменных обращений. С персоналом постоянно в этом плане ведется разъяснительная работа, студентов и посторонних лиц на работу в БЭИ не берем, установлена повышенная зарплата, установлено даже видеонаблюдение в БЭИ.

            И тут я выслушал от обоих руководителей яростно негативное мнение о больнице, что на каждом пациенте можно «ставить крест» (потом на мои возражения было сказано на каждом тяжелом). Военно-медицинская академия (ВМА) — это дело другое, там все выздоравливают. Я не берусь судить о ВМА, это действительно лучшее лечебное учреждение России, там замечательный профессорско-преподавательский состав, великолепное оснащение медицинским оборудованием, о котором Елизаветинская больница может только мечтать. Но ВМА не принимает в таком количестве асоциальных лиц, лиц с алкогольным опьянением и травмами.

            Елизаветинская больница — крупнейший на севере Санкт-Петербурга, стационар экстренной помощи. В него поступает более 78 тысяч пациентов на лечение, более 57 тысяч госпитализируются на срок более суток. Это больше всех стационаров города Санкт-Петербурга. 92% поступает по экстренным показаниям. За 9 лет летальность снизилась с 7,1 до 5,5%, при этом число пролечиваемых пациентов увеличилось с 31 тысячи до 57 тысяч, госпитализируются самые тяжелые, а 14-16 тысяч получают помощь в приемном отделении и направляются на амбулаторное лечение, в том числе из блока экзогенной интоксикации (БЭИ) приемного отделения. Он был создан на хозрасчетные деньги больницы для улучшения условий пребывания пациентов и их лечения, улучшения условий работы нейрохирургов и травматологов. Вместо того, чтобы сидеть до 40 человек в «специзоляторе» за решеткой в жутких условиях, они получают лечение на белых простынях под контролем бригады: врача, 1-2 средних медработников и санитара.

            Конечно, сегодня нельзя поручиться за все 1600 человек, которые работают в Елизаветинской больнице, являются представителями нашего общества. Но быть столь негативно настроенными против больницы и ее сотрудников, спасающих десятки тысяч тяжелых больных, работающих рука об руку с представителями правоохранительных органов (десятками и даже сотнями) ежедневно, недопустимо. Следствие с таким отношением вряд ли может быть объективно.

Кстати, несколько раз подряд администрация Елизаветинской больницы обращалась в 6-ое отделение милиции с предложением об установке милицейского поста в приемном отделении в связи с тяжелым контингентом поступающих больных и сложными условиями работы. Однако пост был установлен только на время проведения антитеррористических мероприятий.

            19.05.2010 осуществлена «выемка», если смотреть на протокол, а на самом деле оцепление и обыск «спецназом (Тайфун) в масках и боевым оружием» кабинета заведующего приемным отделением, БЭИ, реанимации. Заведующий отделением, с его слов, в туалет ходил в сопровождении этих лиц. Неужели больница хоть раз отказывала в выдаче любых документов или предметов, чтобы на глазах испуганных пациентов пришлось персоналу больницы испытывать такой позор. Заведующего отделением пришлось отпустить с работы (дежурства), т.к. были серьезные опасения за его здоровье.

            При общении с руководством следственного отдела по Выборгскому району я просил не давать информацию в средства массовой информации до решения суда, так как это удар по репутации больницы, ее имиджу. На базе больницы работают 22 кафедры, 6 Вузов Петербурга, куда приезжают врачи со всей России. Это удар по репутации Петербурга.

            Недавно прошла информацию по всем средствам массовой информации Санкт-Петербурга, а затем и России с подачи Пресс-службы ГУВД непроверенных фактов: на территории больницы работает церковь, в которой собирают деньги за «липовые» мощи, в морге больницы отпевают незаконно покойных «попы-растриги». Сенсация! Милиция выявила страшные факты! Затем везде — опровержение. Церкви нет на территории больницы, больница не сотрудничает с церковью, находящейся за забором, за территорией больницы, морг принадлежит Городскому патологоанатомическому бюро. Информационный удар по престижу больницы, вялое исправление информации без извинений. А церковь продолжает работать!

            Сейчас опять тоже самое. Для чего, с какой целью? Уничтожение последнего доверия врачам, людям в белых халатах. Еще не закончено следствие, персонал, работавший с этими сотрудниками, пока считает, что они не виновны.

            Больница постоянно перегружена больными 150-200 человек сверх установленной мощности, у нас хотят лечиться. Более 100 млн. рублей больница получает от платных услуг, деньги от которых идут на улучшение условий пребывания всех больных. Но больных пугает эта информация, которая распространяется в СМИ. Основная часть людей старше 70-80 лет. Они верят газетам, телевидению. Но что и кому дает эта дешевая «желтая» шумиха, или эта тема действительна заказана, раз даже не имея окончательного судебного решения, грязью поливается уважаемое во всем городе и во многих регионах России учреждение (текст сообщения прилагается).

            Прошу Вас взять под личный контроль расследование этого уголовного дела. Администрации больницы хотелось бы рассчитывать на непредвзятое объективное отношение следственных работников, а также на справедливость и закон».

Санитара и фельдшера на 2 месяца взяли под стражу, а потом выпустили, они снова вернулись на работу. Один из них уволился по собственному желанию, но находится на свободе. «Систему» понадобилось доказать. В Елизаветинской больнице изъяты сотни историй болезни, журналы учета больных, прошедших за 2 года через блок экзогенной интоксикации приемного отделения-отделения экстренной помощи (БЭИ ПО ОЭП), дополнительно проведено несколько обысков. Пациенты с травмами и побоями, поступившие в приемное отделение в нетрезвом состоянии (в основном лица БОМЖ и асоциальные элементы), опрошены на предмет избиения сотрудниками больницы. Одна женщина, находившаяся в тяжелом состоянии алкогольного опьянения (экзогенная интоксикация алкогольной этиологии тяжелой степени, содержание алкоголя в крови 2,86% г/л) дала «нужные» показания, но то, что она могла помнить в том состоянии, любому здравомыслящему человеку понятно. В БЭИ ПО ОЭП больницы круглосуточно ведется тотальная видеозапись, но желание воспользоваться этими материалами у следственных органов не возникло.

И вот 1 апреля 2011 года, в день, когда любую информацию можно подвергать сомнению, как первоапрельскую шутку, Следственный комитет по Санкт-Петербургу объявил следующую «сенсационную» новость под заголовком: «В Санкт-Петербурге расследуется уголовное дело в отношении медицинских работников о совершении ими ряда преступлений»: «Следственными органами Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу расследуется уголовное дело в отношении медицинского персонала СПб ГУЗ «Городская больница Святой преподобномученицы Елизаветы» — 27-летних Станислава Шакурова и Игоря Юркова, 35-летней Людмилы Ковалевой и 46-летнего Владимира Березина обвиняемых, в зависимости от роли каждого, в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111, ч.3 ст.30 ч.1 ст.105, ч. 2 ст. 290, ч.ч.1 и 2 ст.292, ст.316 ч.2 ст. 292, ст. 316 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, покушение на убийство, получение взятки, служебный подлог, укрывательство преступлений).

По версии следствия, в вечернее время 13 февраля 2009 года в приёмное отделение указанной больницы был доставлен мужчина, которого поместили в блок для пациентов с экзогенной интоксикацией. Находясь в санитарной комнате, медицинский брат Юрков и санитар Шакуров жестоко избили пациента, нанеся ему многочисленные удары кулаками и обутыми ногами в область головы, груди и живота, в результате чего он скончался от полученных телесных повреждений.

Дежурный врач блока экзогенной интоксикации приемного отделения Ковалева и врач анестезиолог-реаниматолог Березин, зная о совершенном в отношении указанного мужчины преступлении, внесли заведомо ложные сведения в официальный документ – его медицинскую карту, тем самым исказив действительные события произошедшего. Врач Березин сделал ложные записи в медицинской карте о якобы произведенных им реанимационных мероприятиях, а Ковалева исправила время и дату смерти мужчины и внесла ложные записи о состоянии его здоровья. Тем самым, указанные лица совершили служебный подлог и укрывательство особо тяжкого преступления в отношении лица, которое в результате было сокрыто.

Из материалов уголовного дела следует также, что 5 января 2010 года Юрков, находясь по месту работы в указанном медицинском учреждении, совершил покушение на убийство женщины-пациентки. Ковалева в августе 2010 года получила от местного жителя взятку в сумме 7 тыс. рублей за внесение в его медицинскую карту сведений о нахождении в больнице на стационарном лечении.

В ходе следствия указанные выше медицинские работники оказывали активное сопротивление следствию. В настоящее время расследование уголовного дела продолжается».

О взятке в 7000 рублей администрация больницы следственными органами в известность не поставлена до сих пор, но имеется информация о том, что момент получения «взятки» был зафиксирован на фотографии. Наверное, фотоаппарат, чисто случайно, оказался под рукой в «нужный» момент. Также не очень верится, чтобы медицинский брат (фельдшер), будучи в здравом уме и зная, что на него заведено уголовное дело, стал снова избивать до полусмерти тяжело-пьяную безобидную женщину перед круглосуточно работающими видеокамерами с записью на жесткий диск компьютера. Если бы при таком подходе к сбору доказательств впридачу в кармане халата или ящике рабочего стола нашли еще и наркотики, никого из сотрудников больницы теперь бы это уже не удивило.

Однако, как ни странно, все перечисленные люди находятся на свободе и это после того как от момента совершения «убийства» прошло уже 2 года, и активно весь этот период проводится следствие. Суда не было! Следовательно, вина указанных лиц не определена.

Естественно защищать действительно виновных никто не собирается!!! Но почему возникла необходимость повторно на одну и ту же тему, явно непростую для доказательства, выдавать сведения в средства массовой информации не понятно. Зачем с определенной периодичностью выбрасываются в СМИ недоказанные факты? При этом каждый раз нас умело ставят в положение обвиняемых.

Печально, что эту «новость» активно подхватили и, усугубив хлесткими фразами, больно бьющими по имиджу больницы и всем людям в белях халатах, распространили СМИ. Именно этого, видимо, и добивались те, кому выгодна дискредитация Елизаветинской больницы.

 

Заместитель главного врача Елизаветинской больницы

по медицинской части

Возная Татьяна Михайловна